Галерея Архив Дали, Сальвадор Изображений: 1194

Сальвадор Дали

Dali, Salvador

Как ни сердилась мадам Грендель, стараясь образумить сына – она потихоньку смирилась! Любимчик всех родных 17-летний Эжен растревожил мать двумя идеями – стать поэтом и жениться на девушке, с которой был в туберкулезном санатории в Швейцарии. ... Далее ↓

, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали
, Сальвадор Дали

Гала – муза Сальвадора Дали

Как ни сердилась мадам Грендель, стараясь образумить сына – она потихоньку смирилась! Любимчик всех родных 17-летний Эжен растревожил мать двумя идеями – стать поэтом и жениться на девушке, с которой был в туберкулезном санатории в Швейцарии.

Расставшись после года, который они провели в санатории, они постоянно переписывались целых два года. Москвичка Елена Дьяконова называла себя в письмах «Гала» на французский манер. Она окончила престижную гимназию, рассказывала о своей любви и рассуждала о литературе. Подписывая письма «твоя невеста». Родителей она убедила, что поедет для продолжения учебы в Сорбонне. Эжену уже почти 20 лет, он выпустил небольшую книжицу стихов, за подписью «Поль-Эжен Грендель».

Начинается война. Поль был призван в армию, но почти все время находился в различных госпиталях. Его мать, немного повздыхав, согласилась, пусть девушка приезжает во Францию.

Осенью 1916 г. преодолев опасный в военное время путь, Гала прибывает в Париж и останавливается в квартире родителей своего жениха. Она покинула Россию навсегда. В чемодане странной русской девушки икона, три романа Достоевского, письма Поля и духи «Любимый букет императрицы».

Жизнь в розовом свете

Елена и Эжен, то есть Гала и Поль, обвенчались в начале 1917 года. Они прожили вместе больше двенадцати лет. В это время Поль писал стихи, любил единственную женщину, участвовал в бурной жизни компании молодых поэтов-дадаистов. До 1927 года Поль работал в конторе отца – и всегда был материально обеспечен. Молодые часто ездили отдыхать на Лазурный берег и в Монте-Карло, где Гала уже тогда имела обыкновение играть: в середине двадцатых годов они начали покупать живопись и собирать коллекцию редких вещей. Их дочь Сессиль, родившаяся в 1918 году, постоянно живет с бабушкой Грендель, поскольку Гала не способна испытывать материнские чувства.

Обаяние и чары Галы очень избирательны. Когда-то, ещё до свадьбы, она сказала Полю: «Я не люблю иметь друзей». Друзья отвечали ей тем же – самые близкие соратники Поля: Андре Бретон, Луи Арагон, Тристан Тцара никогда не отзывались о ней лестно, терпели её присутствие только ради Элюара.

Можно представить, как отреагировала вся компания, когда в 1922 году немецкий художник-дадаист, Макс Эрнст, Дадамакс, высокий красавец блондин, стал любовником Галы. Эрнст на тот момент считался в их среде самым радикальным, непредсказуемым и многообещающим художником. Поль Элюар, навестив его в Кельне, объявил живопись Эрнста гениальной, предложил вместе писать стихи, назвав художника своим братом и «лучшей половиной». В то время как дадаисты играли в экстравагантность и вседозволенность, теоретизируя, рассуждая об этом в кафе со своими подругами, троице Поль-Дадамакс-Гала удалось разыграть настоящую абсурдистскую драму.

Элюар в этом спектакле с самого начала вел себя провокационно, то заявляя американскому журналисту: «Я люблю Макса Эрнста гораздо больше Галы», то жалуясь друзьям: «Вы не представляете, как тяжело иметь русскую жену». Он явно подталкивал Галу в объятия художника. Гала сначала нервничала, даже страдала, вызывая раздражение у того же Тристана Тцара, который писал: «Это занудно, это невыносимо! Она испортила нам всем каникулярный воздух».

Макс Эрнст оставляет семью, жену и ребёнка (сына зовут Минимакс), приезжает из Кельна в Париж по паспорту Поля и останавливается у Элюаров, с которыми и на попечении которых проживет почти два года. Гала оказывается в ловушке: она влюблена в художника и все ещё любит мужа. Складывается «брак втроем», и окружающие опять обвиняют только её, «колдунью и фурию». Но Эрнст, обладая, видимо, устойчивой психикой, создает новые картины, расписывая стены виллы Элюаров от пола до потолка, а Поль Элюар впадает в жестокую депрессию, начинает пить, драться с друзьями, шататься по ночам, не желая возвращаться домой. Хуже всего то, что Полю больше не хочется писать стихи. Он восхищен Максом, помогает ему материально, покупает картины Эрнста. Разъяренные родители Поля высказывают желание, чтобы сын порвал связь с Максом, но он повторяет, что это невозможно, поскольку Макс Эрнст – гений.

В начале 1924 г. Поль исчезает, оставив записку лишь отцу, из кассы которого позаимствовал 17 тыс. франков. Жене он не написал. Она даже подумывала начать расписывать галстуки и накидки, продавать их на Монмартре, но наконец, через два месяца, приходит письмо от Поля, в котором он сообщает, что находится на Таити, и пишет о своей любви к ней. Гала действует решительно: получив от мужа по почте доверенность на ведение дел, она распродает на аукционе Друо коллекцию картин и ценностей, из вырученных денег отдает долг и покупает билет до Сайгона для себя… и для Макса Эрнста. После разлуки они воссоединяются в Сайгоне. Но вернулись супруги вдвоем; Эрнст наконец начал самостоятельную жизнь. Друзья восторженно приветствуют «воскресшего» Элюара, а Гала, как всегда, виновата во всех грехах.

Новая судьба: женщина без прошлого

Летом 1929 года Гала оставила мужа, Поля Элюара, который уже получил известность, ради нескладного юноши на 10 лет моложе. При первой же встрече в Кадакесе двадцатипятилетний каталонец Сальвадор Дали не отрываясь смотрел на даму в дорогой одежде, с врожденными властными жестами. «Никогда ещё я не занимался любовью, – напишет он об их встрече. Гала успокоила его, просветила и сказала: «Мой мальчик, мы никогда не расстанемся». Гала была в этой поездке с дочерью. Дали, после смерти своей матушки, встретил Мать. Гала стала его поводырем и защитницей.

Великая муза опять предрекла, на этот раз новому избраннику, всемирную славу и богатство.

Самая большая загадка, как она умудрилась «раскрутить» Сальвадора Дали. В снобистских кругах Парижа ей никто не симпатизировал. Поэтому и её новый любовник, такой нескладный, скорее раздражал. Картины Сальвадора Дали были довольно слабыми. Зато потом он впитывал и рос, дышал и вырастал очень быстро, безусловно, полностью заслужив славу великого рисовальщика и автора нескольких гениальных идей. Последующие этапы раскрутки всемирно известного «бренда» Дали хорошо известны. Первые десять лет ушли на то, чтобы убедить богатую элиту в том, что Дали – это модно, стильно и дорого. Пара трудилась без устали. Постепенно появились заказчики из среды богатых аристократов, но решающую роль в судьбе художника сыграли американские почитатели. После выставки в Нью-Йорке в 1934 году, после удачных опытов работы в рекламе карьера Сальвадора Дали резко пошла в гору.

Вплоть до войны Сальвадор – Гала закрепляют успех в Европе. Постоянно вращаясь в кругу богатых заказчиков, и организуют ещё две громкие выставки в Соединенных Штатах. В парижской среде сюрреалистов особенно осуждались и обсуждались контакты с «новыми итальянскими» миллиардерами – приближенными Муссолини. Это характерная черта художника: пока его бывшие соратники и великие друзья – Арагон, Бретон, Элюар – мечутся, пекутся о чистоте рядов сюрреалистов, вступают в коммунистическую партию, дискутируют о политике Сталина, рыдают из-за убийства Троцкого, Дали работает, зарабатывает имя, деньги, ведет комфортный образ жизни и пишет портреты тех, кто может платить, ближайшего соратника Франко, например. Художник называет себя убежденным «далинистом». Движущей пружиной этого дуэта является Гала. Она присутствует рядом, когда «малыш Дали» работает – раскладывает пасьянс, гадает или читает, держит его за руку, когда он, дрожа от страха, пересекает Атлантику на корабле. Гала готовит контракты, получает деньги и выписывает чеки. Писательница Анаис Нин свидетельствует, что даже американцев поразили организаторские способности Галы.

Гала уверенно ведет вперед своего подопечного и учит не оглядываться на призраков прошлого. Хладнокровно и решительно Гала устраивает их отъезд из Европы в Америку в августе 1940 года – согласно легенде она «увидела» великую войну задолго до этого в своих картах. Сальвадор Дали постоянно держась за свой спасательный якорь, руку Галы, чувствует себя спокойным и воодушевленным. В последующие восемь лет будет построено производство, бесперебойно дающее деньги. Интеллектуалов, бывших друзей и соратников Дали смущает и раздражает даже не то, что художник очень дорого продает свои великолепные картины. Дали в Америке бесконечно повторятся. Он тиражирует изображения растекающихся часов, костылей, кузнечиков, муравьев – не используя ничего нового. Гала призналась как-то, что может победить страх перед нищей старостью только тогда, когда товары с маркой Дали станут продаваться в недорогих супермаркетах. Бретон в 1942 году придумывает оскорбительную анаграмму Avida Dollars (в ней 12 букв имени художника, она означает «жажда долларов»).

Шагреневая кожа

Старость Галы, вопреки её страхам, не была бедной. Но старость этой женщины, к сожалению, нельзя назвать спокойной и умиротворенной. Успешная борьба со старением продолжалась до середины шестидесятых годов, но, когда Гале чуть за семьдесят, она мгновенно превращается в маленькую обессиленную старушку, у нее обостряются фобии, появляются депрессии, постоянная усталость и приступы раздражительности. Фобиями Галы ещё в сороковые годы постепенно стали боязнь заболеть и боязнь остаться без наличных денег. Поэтому, отправляясь в путешествие, она всегда везла с собой огромный чемодан медикаментов и огромный чемодан, набитый купюрами.

Устав единолично управлять огромным предприятием, Гала с 1962 года нанимает секретарей и держит штат помощников. Некоторые из доверенных лиц воруют или предают известную чету. Стремясь почувствовать себя молодой и любимой, Гала постоянно заводит себе молодых любовников, которых Дали добродушно называет «носорогами». Верная себе, Гала пытается помочь этим юношам, тратит на них астрономические суммы, пытаясь устроить их карьеры, но юноши неблагодарны.

Для Галы уже невыносимо постоянно находиться рядом с мужем. Гала часто отсутствует, путешествуя со своими дружками, затем переезжает в замок в Пуболе, построенный для нее Дали. Дали не прочь покрасоваться в обществе в окружении молодых красавиц Аманды Лир или Наниты Калашникофф. Но он тоже стремительно дряхлеет, а для поддержания сил… ему нужна Гала.

В январе 1980 г. супруги одновременно заболевают гриппом. Они находятся в Нью-Йорке, в роскошном отеле, в королевских апартаментах; одной 86, другому 76 лет. В течение нескольких дней супруги не покидают номер, к ним заходит только их адвокат. У Галы, по свидетельству очевидцев, проявляются признаки старческого слабоумия. Раздражаясь по любому поводу, она принимается колотить Дали, буквально избивая его, расцарапывая ему лицо камнями своих огромных перстней, он – способен ударить её тростью. Дали боится, что его отравят. Гала дает мужу огромное количество лекарств и у него развивается токсикоз; истощенный, дрожащий художник с безумным взглядом полон страха и днем и ночью. Но даже во время приступов депрессии он требует, чтобы рядом с ним неотлучно находилась жена. Гала вынуждена отказаться от Джефа: «белокурый ангел», её очередная «суперзвезда» больше не желает следовать за ней из Америки в Испанию, оставляя старую женщину в супружеском аду. Супруги жестоко дерутся, когда ссорятся, и прислуге приходится следить, чтобы они не покалечили друг друга.

Кожа Галы в ужасном состоянии: из-за частого «подтягивания» она постоянно трескается и инфицируется. Ночью Дали ложится рядом с женой, на соседнюю кровать, но просит сделать ширму – он не в состоянии выносить ужасного вида Галы. Перед смертью она отказывается принять свою дочь. Галу похоронили в замке Пуболь в июне 1982 г. Дали пожелал поселиться там же, в Пуболе, в доме, где находится склеп его жены. Он пережил её на семь лет.


Самые известные картины Дали

Говоря о великих художниках века минувшего, кого вы назовете одним из первых? Хорошо, сузим круг и обозначим направление – сюрреализм. Наверняка, многие из вас произнесут имя гения, который оставил значительный вклад в кинематографе, театре, фотографии, архитектуре, литературе, но апогея своего творчества он достиг в живописи. Имя этого гения – Сальвадор Дали. Творчество Сальвадора Дали по сей день привлекает внимание экспертов, критиков и просто любителей живописи. Его полотна – не просто картины, сочетающие противоречивые натуралистические образы, не просто картины, выполненные без оглядки на рациональную эстетику, это само подсознание художника, которое вырывалось наружу и становилось тем, что мы называем сегодня великими картинами Сальвадора Дали. За всю жизнь Дали написал сотни полотен и иллюстраций, большая часть которых находятся в музее имени художника в Испании.

А все начиналось с 6 лет, когда маленький Сальвадор начал интересоваться живописью. Окончив среднюю школу, мальчик брал частные уроки по рисованию. В то время он уже понимал, что его жизнь будет связана с творчеством. Дали переезжает в Мадрид и поступает в школу изящных искусств, где начинается его тесное общение с авангардистами, которые, в свою очередь, оказали влияние на его дальнейшее развитие, как художника. В творчестве Сальвадора Дали условно можно выделить несколько периодов. В каждом их них найдется несколько картин, которые заслужили большего внимания, чем остальные.

«Ранние годы» 1914-1926

Уже к 1925 году Сальвадор дали становиться популярным молодым художником в Каталонии. Проходит его первая выставка в галерее Далмау, где было представлено 22 работы Дали. В этот период особо выделяют «Фигура у окна» (1925). Эта работа, пожалуй, одна из самых совершенных, которые Дали написал в ранние годы. Девушка у окна – сестра Сальвадора Дали, имя которой Ана Мария. Картина написана в стиле реализма, но в то же время чувствуется неповторимый стиль мастера: создается ощущение, что залив Кадакеса и девушка находятся в совершенно разных реалиях.

«Сюрреализм — это я!»…

…фраза, которой следует обозначить ещё один период (до 1934 года) в творчестве Сальвадора Дали. В это время он порывает с группой сюрреалистов и пишет такие известные картины как: «Великий мастурбатор» (1929), «Вечерний призрак» (1930). Но наиболее известной стала картина «Постоянство памяти», написанная в 1931 году. Сам Дали говорил, что замысел картины возник за завтраком, в момент, когда жена намазывала плавленый сыр на горячий тост. В картине собраны множество важных для Дали символов: море (бессмертие), яйцо (жизнь), но главный образ картины – «текучие часы», который объясняется попыткой передать сложность сущности времени. Картина достаточно миниатюрна, (24*33 см) и Дали считал это большим достоинством своей работы. Удивительно, но именно это полотно считается самым узнаваемым в творчестве Сальвадора Дали.

Образ искушенного святого

В конце 30 годов Дали уезжает в Америку и в этот же время отходит от сюрреализма, но невзирая на это, его картины не перестают наполняться сюрреалистическими элементами. Картина «Искушение святого Антония» была написана в 1946 году. Произошло это, благодаря конкурсу на создание образа искушаемого святого к фильму, который снимался по новелле Ги де Мопассана «Жизнь». Ныне картина украшает стены Бельгийского Королевского музей в Брюсселе. Весь Дали в одной картине Говоря о последних годах творчества Сальвадора Дали нельзя пройти мимо картины «Галлюциногенный Тореадор», над которой художник работал с 1968 по 1970 гг. Эту картину Дали назвал: «весь Дали в одной картине». И действительно в работе множество образов, которые художник использовал на протяжении всего творческого пути. Трактовать сюжет непросто, потому что картина представляет собой непрерывное движение, взаимосвязь и преобразование символов, смешение красок.

Каждая работа Сальвадора дали – загадка, разгадывать которую можно бесконечно. Многим своим картинам Дали с трудом давал комментарии и интерпретацию. Возможно поэтому полотна Сальвадора Дали вызывают интерес и пристальное внимание во всем мире. Ведь человека всегда привлекали и будут привлекать неизведанные вещи.


Поиск по фамилии художника:


Комментарии в альбоме

Последние сверху

1) 03/06/2016 Лихтерман Александр:

А комментариев и не будет, потому что - композиция - лажа. Роза не в пропорции, да и мысль не присутствует, ну летит роза, как парашют, любой натюрморт в реализме - интереснее. Обычно работы Дали несут в себе, что то новое, все ждут его работ, его творческих решений, а здесь, - обыкновенная роза, только - без стебля, да еще - не в пропорции. Ну, с колоритом все нормально, еще бы, в тон - не попал. Вот поэтому и нет комментариев. Потому что, творческая идея - отсутствует!

2) 24/04/2016 Игорь:

Фрактальное изображение возможно показывает бесконечность войн, убийств и горя

3) 14/02/2016 AMIRKHAN NOIR:

Спасибо ишаку, который(я) не знает что "гала" пишется с большой буквы,что это имя жены (музы) Дали!

4) 07/01/2016 Александр Маслов:

Взгляды на жизнь,неординарное мышление Сальвадора Дали,его видение окружающего мира,дают повод для осмысления своей жизни и своего бытия!

5) 05/12/2015 Инна:

Божественно!

6) 21/11/2015 Наталья:

Шедевр!!! Бальзам для души!

7) 10/09/2015 я это я:

мне надо тайный смысл в этой картине найти но тут нету такого

8) 27/06/2015 я:

телефон

9) 20/05/2015 Ценитель:

Иногда я теряю счет времени

10) 02/04/2015 Владимир:

Язык - творенье вековое, он и подаст и вырвет глаз Он душу как ключом откроет, залижет раны, и предаст. Но на один закон настроен, что мозг прикажет, то и даст.

11) 31/01/2015 defs:

Дорогой alfaromeo! Кое-что придумали, теперь в этом альбоме в основном ваш перевод. Посмотрим, получится ли также обработать ваши правки в других альбомах.

12) 31/01/2015 defs:

Уважаемый alfaromeo! Ваш труд очень ценен и обязательно появится в альбоме. Очень хотелось бы принимать все ваши правки оптом без проверки, но, к сожалению, они (каждая) нуждаются в ручном редактировании модератором - вы оставляете в названии год, имя художника и прежний, не переведённый тайтл, которых там быть не должно. Поэтому нам потребуется некоторое время на редактирование. Но, в любом случае, от нас и всех посетителей - вам огромное спасибо за активное участие!!

13) 12/01/2015 alfaromeo:

За четыре дня работы над этим альбомом я постарался внести поправки там, где они требовались, перевести названия оставленных без внимания картин, устранить допущенные в ранее сделанных переводах погрешности в части русского языка для более адекватного понимания изображенного на картинах Дали, используя книги и альбомы, посвященные Дали, а также весь арсенал имеющихся у меня книг, альбомов и словарей. Я думаю, что подобная работ очень важна для посетителей сайта. С уважением к работе тех, кто со

14) 22/11/2014 алиса голик:

человек - плотояден . Ребенок - человек. ребенок плотояден.

15) 23/10/2014 Сергей Дворянинов:

прекрасно.. но не знаю кто такой Анжелюс и тем более Милле...

16) 11/11/2013 Юлия:

Великолепно!

17) 15/11/2012 хер:

Супер

18) 15/10/2012 div:

Уже наметились и губы, И в них несметной птицей – смех. Мне не посметь закончить грубо. А тонко – не суметь вовек.

19) 10/03/2012 Гость:

По моему картина отображает на сколько современные люди Безлики.

20) 19/02/2012 Alexis:

Вся наша жизнь по сути - довольно странная субстанция. Кто может объяснить, что это такое? И что такое вообще мир? И таков ли он,каким мы его видим? Мы наблюдаем здесь часы - механизмы времени. Но они согнутые,искривленные.. . А водная гладь с одной стороны зеркало, а с другой - содержит что-то большее внутри себя.. . очень глубоко..

21) 01/12/2011 valentinvalgud:

Всегда склонялся перед его творчеством!

22) 15/11/2011 Александр Балтин:

МИСТЕРИЯ Грозные гроздья мистерий. Соком полны Ягоды действий. Ежели нас упрекнут в фарисействе – Что ж, мы умрём без вины. Лестница винтовая Каменная замшела, Чёрные вижу щели Между ступеней её. Окрестно величье Египта – Или другой Империи, Макроимперии света, Что не уйдёт в забытьё. Посвящение посвящённых Насколько оно возможно? Вера для обречённых! – Представление это ложно. За ступенями нижний зал – Ты должен его пройти

23) 29/10/2011 Александр Балтин:

БЕЗДНЫ МОЗГА. 1 Мозг… его зернистая – сложна – Всходы мысли нам даёт – основа. Вписана в какой нейрон вина? Может ли её низвергнуть слово? Сытая Канада – сущий рай Матерьяльный – большего не надо. Так считая – что шагнуть за край. Мозг…а он подобие сверхсклада. С пациентом можно говорить, Ибо боли мозг не ощущает. Человек упорно продолжает Изучать – кто ТАК позволил жить… 2 Каждая крупинка мозга столь Силой информации полна –

24) 25/10/2011 Александр Балтин:

ОПРЕДЕЛЯЮЩИЙ ВЕКТОР Определяющий твоё Существованье вектор важен, Чтоб чернота из адских скважин Не залила житьё-бытьё. Он должен устремляться вверх. Зачем ты пьёшь опять в субботу, В том извращённую свободу Предполагая, человек? Зачем ты куришь натощак, С соседями зачем ругался? Ребёнком лучше бы остался, Душой бы взрослой не иссяк. Нет, душу я в себе ращу, Пускай сей труд весьма громоздок.

25) 25/10/2011 Александр Балтин:

* * * Ты велик, Христос – я очень мал. Как же я такой тебя представлю? Как пойму всё то, что завещал? Чем тебя, когда столь мал, восславлю? А у неимущего меня Нечто столь мне важное отнимут… Сколь во мне небесного огня? Отблеск? Иль и отблеском покинут? Ты велик, Христос, а как расти? Я вслепую тыкаюсь, не знаю. В данности продлить твои пути Нереально, это понимаю. Всё раздать и за тобой идти? Деб

26) 25/10/2011 Александр Балтин:

МИРОВОЕ ЯЙЦО Мировое яйцо раскрывается Как цветок, и тогда, постепенно Жизнью смысла жизнь начиняется, Что становится несомненно. Всё включает в себя мировое – Воды рек, и поэмы, и храмы, Сон души и сиянье покоя, Неужели включает и ямы? Я не знаю, изведавши в ямы Шаровые провалы, страшные – И тупым ощущеньем – я самый! И тем, что молчал, если спрашивали. Мировое яйцо незримо, Ощущаемо сопричастностью. Для ид

27) 29/09/2011 Александр Балтин:

ПАНТОКРАТОР Ржавые стрелы лучей Поразят облака. Вздрогнет в мозгу ручей Истины от ветерка. С лицом, как ржавый топор Старый ты сам, тяжёл. В мозгу — размышлений сор. Да поможет глагол! Пантократор глядит Грека в душу тебе. Феофан знаменит — Не мечтал по судьбе. Пантократор прожжёт Глазами душу твою. Ко кресту вера прибьёт. Веру я воспою. Без веры земля мертва, Солнце не светит, нет. Слабо звучат слова, Искажаетс

28) 19/05/2011 ОЛЬГА:

ОГРОМНОЕ ВАМ СПАСИБО!

29) 19/05/2011 defs:

Ольга, перед вами самый большой по разрешению файл в сети. Цветовая гамма исправлена, картина не такая зелёная, как на большинстве репродукций, фото из музея Метрополитан:  

30) 19/05/2011 ОЛЬГА:

ЗДРАВСТВУЙТЕ!СНОВА Я, МНЕ ОЧЕНЬ НУЖНА ЭТА КАРТИНА В БОЛЬШОМ РАЗРЕШЕНИИ (30-40 МБ), ХОЧЕТСЯ СДЕЛАТЬ РЕПРОДУКЦИЮ.