Галерея Русские и советские художники Альбомов: 43

Русские и советские художники

Russian and soviet painters

900 Картин самых известных русских художников
928
928
900 Картин самых известных русских художников


Исаак Левитан (1860-1900)
393
393
Исаак Левитан (1860-1900)


Валентин Александрович Серов (1865-1911)
189
189
Валентин Александрович Серов (1865-1911)


Маковский Константин Егорович (1839-1915)
227
227
Маковский Константин Егорович (1839-1915)


Фешин, Николай
280
280
Фешин, Николай


Васнецов Аполлинарий Михайлович (1856-1933)
143
143
Васнецов Аполлинарий Михайлович (1856-1933)


Коровин Константин Алексеевич (1861-1939)
279
279
Коровин Константин Алексеевич (1861-1939)


Суриков, Василий Иванович (1848-1916)
231
231
Суриков, Василий Иванович (1848-1916)


Куинджи, Архип Иванович (1842-1910)
175
175
Куинджи, Архип Иванович (1842-1910)


Афремов Леонид (1955 г.р.)
191
191
Афремов Леонид (1955 г.р.)


Кандинский, Василий Васильевич
259
259
Кандинский, Василий Васильевич


Саврасов, Алексей Кондратьевич (1830 - 1897)
232
232
Саврасов, Алексей Кондратьевич (1830 - 1897)


Семирадский, Генрих (1843-1902)
104
104
Семирадский, Генрих (1843-1902)


Дейнека, Александр Александрович (1899-1969)
632
632
Дейнека, Александр Александрович (1899-1969)


Перов, Василий Григорьевич (1833-1882)
184
184
Перов, Василий Григорьевич (1833-1882)


Кустодиев, Борис (1878-1927)
124
124
Кустодиев, Борис (1878-1927)


Верещагин Василий Васильевич (1842-1904)
193
193
Верещагин Василий Васильевич (1842-1904)


Николай Богданов-Бельский (1868-1945)
109
109
Николай Богданов-Бельский (1868-1945)


Петров-Водкин Кузьма Сергеевич (1878-1939)
180
180
Петров-Водкин Кузьма Сергеевич (1878-1939)


Васнецов, Виктор (1848-1926)
29
29
Васнецов, Виктор (1848-1926)


Щедрин, Сильвестр Феодосиевич
29
29
Щедрин, Сильвестр Феодосиевич


Кипренский, Орест Адамович (1782-1836)
181
181
Кипренский, Орест Адамович (1782-1836)


Прядко, Юрий (г.р. 1980)
70
70
Прядко, Юрий (г.р. 1980)


Сомов Константин Андреевич (1869-1939)
230
230
Сомов Константин Андреевич (1869-1939)


Бём (Эндаурова) Елизавета Меркурьевна (1843-1914)
379
379
Бём (Эндаурова) Елизавета Меркурьевна (1843-1914)


Кондратенко Гавриил Павлович (1854-1924)
132
132
Кондратенко Гавриил Павлович (1854-1924)


Крыжицкий Константин (1858-1911)
68
68
Крыжицкий Константин (1858-1911)


Клевер, Юлий (1850-1924)
37
37
Клевер, Юлий (1850-1924)


Тихов, Виталий Гаврилович
21
21
Тихов, Виталий Гаврилович


Виноградов, Сергей Арсеньевич
111
111
Виноградов, Сергей Арсеньевич


Анохин Николай Юрьевич
18
18
Анохин Николай Юрьевич


Лагорио Лев Феликсович (1827-1905)
24
24
Лагорио Лев Феликсович (1827-1905)


Пукирев, Василий Владимирович (1832-1890)
6
6
Пукирев, Василий Владимирович (1832-1890)


Кившенко Алексей Данилович (1851-1895)
9
9
Кившенко Алексей Данилович (1851-1895)


Боровиковский, Владимир Лукич
30
30
Боровиковский, Владимир Лукич


Серебрякова Зинаида Евгеньевна (1884-1967)
345
345
Серебрякова Зинаида Евгеньевна (1884-1967)


Афонин Александр
16
16
Афонин Александр


Табурин Владимир Амосович (1880-1954)
24
24
Табурин Владимир Амосович (1880-1954)


Борисов-Мусатов Виктор (1870-1905)
65
65
Борисов-Мусатов Виктор (1870-1905)


Котарбинский Вильгельм Александрович (1849-1922)
135
135
Котарбинский Вильгельм Александрович (1849-1922)


Рохлина, Вера Николаевна
28
28
Рохлина, Вера Николаевна


Дмитриев-Оренбургский Николай Дмитриевич (1837-1898)
9
9
Дмитриев-Оренбургский Николай Дмитриевич (1837-1898)


Рыженко, Павел Викторович (1970-2014)
43
43
Рыженко, Павел Викторович (1970-2014)


Художники России начала XIX века

Для живописи начала XIX в. классицизм не был столь плодотворен, сколь для архитектуры и скульптуры. Оплотом классицизма в живописи была в то время императорская Санкт-Петербургская Академия художеств, центр художественной жизни страны. Но, общественный подъем начала нового века отразился и здесь. Ещё в 1790-х годах в Академии возникло одно из первых в стране обществ, занимавшихся вопросами «устройства внутреннего бытия России». Многие его члены вступили затем в «Вольное общество любителей словесности, наук и художеств», созданное при непосредственном участии радищевцев. В 1802 году в среде художников родился проект и самостоятельного, чисто художественного содружества, которое занималось бы специально вопросами искусства. Влияние «вольного общества» благотворно сказывалось на художественной жизни страны. Им поддерживался интерес к национальной истории, к гражданственным мотивам в искусстве. Академические преподаватели и сам президент её А. С. Строганов были в числе наиболее уважаемых членов Общества.

Постепенный отход Александра I от либерализма первых лет царствования сказался и на жизни Академии. По мере усиления реакционных элементов над академией устанавливается строгий бюрократический контроль. Шаг за шагом теряет она связь с передовыми направлениями в искусстве и лишается роли идейного центра национальной художественной жизни. В известной мере черты догматизма приобрела со временем и её педагогическая система

При Николае I регламентация академической жизни ещё более усилилась. Академия из ведения Министерства народного просвещения переводится в ведение Министерства двора. Личным вмешательством в её дела Николай I утверждал официозное направление в искусстве.

Черты искусства, культивируемого Академией в начале XIX века, можно наблюдать в работах трех её воспитанников и профессоров: Андрея Ивановича Иванова, Алексея Егоровича Егорова и Василия Козьмича Шебуева.

Творчество этих мастеров раскрывает своеобразие проявления в живописи высокого классицизма. В отличие от классицизма XVIII века, оно освобождается от влияния барочного искусства, стремится к предельной простоте и ясности изобразительного языка, к подчеркнутой пластике форм, к строгости рисунка. Безупречная логика в развитии сюжета, строгое соответствие сюжета избранной теме и рационализм построения композиции – становятся альфой и омегой этого направления. Вместе с тем проблемы колорита отступают на второй план, цвет часто тяготеет к локальности.

Иванов, Егоров и Шебуев окончили Академию художеств одновременно в 1797 году как ученики И. А. Акимова и Г. И. Угрюмова и сразу же начали свою педагогическую деятельность. В 1803 году Егоров и Шебуев уехали в пенсионерскую поездку в Рим, где пробыли до 1807 года, Иванов же остался в России.

Характерные работы А. Иванова – «Подвиг молодого киевлянина» и «Единоборство Мстислава Удалого с Редедею». В них много того гражданственного пафоса, которым проникнуто было сознание передового русского человека начала века и времени Отечественной войны. А. Иванову, как члену «Вольного общества», гражданственно-патриотические идеалы были особенно близки. В обеих картинах образ мужественного, одухотворенного, юного атлета противопоставлен мощному, но грузному и нескладному воину, олицетворяющему грубую физическую сиу.

Обе картины утверждают превосходство возвышенного, героического начала над началом стихийным, не освещенным светом разума. Эпизод из отечественной истории превращен в апофеоз национального духа. Именно в этих произведениях передовые устремления Академии в живописи, выразились языком любимого ею жанра – жанра исторической картины.

Работы А. Иванова ещё во многом близки барочным традициям в русской исторической живописи конца XVIII века. Об этом свидетельствуют аллегорическая фигура Славы, парящая над юношей, особая патетика движения, динамика сцен, черты декоративности в его решении.

Более установившимися принципы высокого классицизма предстают перед нами в творчестве «Русского Рафаэля» Егорова, известного своими превосходными рисунками.

Программное полотно Егорова – картина «Истязание Спасителя». По мнению многих современников, она была лучшим произведением художника. Все здесь характерно для классицизма начала XIX в. Простота и строгая логичность композиции, небольшое число действующих лиц, спокойствие их движений и уравновешенность эмоций, простота поз, нейтральный фон – все это резко отличается от изобразительных средств и приемов русской исторической картины конца XVIII в. Выразительный и правильный рисунок, совершенное знание пластики человеческого тела определяют достоинство картины Егорова. Несомненна некоторая отвлеченность решения её этической проблематики – торжества силы духа над силой физической. Сдержанность цветовой гаммы полотна, построенной на оливково-коричневых и охристых оттенках, граничит с сухостью. Не случайно современникам, отстаивавшим наиболее передовые взгляды на задачи искусства, в этой картине недоставало непосредственности видения мира.

Егоров и Шебуев по возвращении в Петербург из Италии работали главным образом над церковными заказами. Именно им были поручены живописные работы для нового Казанского собора, этого своеобразного символа русского национального достоинства, здания, задуманного, исполненного и украшенного «природными Российскими художниками»

Но церковная живопись была наименее интересной частью искусства обоих художников. Больше индивидуальных черт несут полотна, не связанные с официальными заказчиками: портреты княгини Гоицыной и Суханова работы Егорова.

В работах Егорова наблюдается становление новых тенденций в русской исторической живописи. На первый план выходит религиозная тематика: французские образцы уступают место итальянскому искусству XVI века, более всего Рафаэлю и мастерам болонской школы.

Характерна небольшая картина Егорова «Отдых на пути в Египет». Мотивы, приемы компоновки восходят к высокому Ренессансу. Эта картина не лишена известного изящества. Весь строй её образов несет печать своеобразного гармонического спокойствия, что свидетельствует о большом даровании художника. О том, что чувство гармонии форм и линий могло соединяться у Егорова с живым ощущением натуры, свидетельствует и небольшая «Купальщица»

Для полотен Шебуева характерны романтические искания. Таков его автопортрет с гадалкой, где он представил себя в костюме щеголя XVII века. Интересно и тондо «Иоанн Креститель», где изображен полуобнаженный мальчик, пьющий воду из горного источника. Навеянная творениями французского классицизма XVII века, почитаемого Академией Пуссена, картина привлекает искренностью. Призыв к непосредственности и простоте, одушевляющей передовое искусство начала века звучит и здесь. Более поздняя работа Шебуева, его большое историческое полотно «Подвиг купца Иголкина», принадлежит уже иному периоду развития русской академической живописи. Здесь некоторые традиции классицизма начала века с его твердым рисунком и отчетливой пластичностью выступают в соединении с холодным искусственным пафосом позднего романтизма. Не случайно Андрею Иванову, до конца своей жизни исповедующему классицистические идеалы строгой логической обусловленности всех элементов изображения кажется, что шведские солдаты в этой картине бегут к Иголкину столь стремительною, что непременно должны пробежать мимо него.

Текст: Natalya-51

Детский и женский портрет в России начала XIX века

Детский портрет XVIII века при всем его очаровании ещё очень условен. В сущности, его тема – ребёнок, почти похожий на взрослого или играющий во взрослого. Примеры тому можно найти среди работ А. Вишнякова, Ф. Рокотова и др.

Портрет мальчика работы И. Дрождина несколько более специфичен в понимании художественной задачи. Однако здесь сама «детскость» образа носит ещё несколько умозрительный декларативный характер: это воплощенная «чистая доска» просветительской философии. В портрете очень мало индивидуальных черт, а эмоции отсутствуют.

Детскому портрету работы Кипренского близок тропининский портрет сына Арсения. Образ последнего навеян, скорее сентименталистскими идеалами и сходство здесь не в принадлежности романтизму, от которого Тропинин более далек, чем Кипренский. Однако характерно, что задача создания детского портрета понята и здесь как отражение человеческой ценности юного возраста.

Типично для детского портрета начала XIX в. и более позднее, чем эти портреты, изображение мальчика Томилова работы Александра Григорьевича Варнека. Несмотря на некоторую сухость исполнения, присущую многим произведениям Варнека, здесь подкупает простота замысла художника, непосредственность передачи натуры и серьёзность выражения детского лица, в котором отчетливо выражены особенности возраста: блестящие, будто только что вымытые вишни на блюдце – удачно найденная деталь – сообщает образу своеобразную свежесть.

Художникам этой эпохи не чужда романтичность и в изображении женщин. Чтобы оценить по достоинству всю степень одухотворенности и лирической наполненности женских образов Кипренского, достаточно сравнить их с современными им женскими портретами работы А. Г. Варнека. Например, два превосходных портрета этого живописца: дочерей скульптора И. П. Мартоса и поэтессы Анны Петровны Буниной. Помимо мастерского исполнения мы находим в этих работах верность натуре, простоту композиционного замысла, симпатичность и изящество общего облика девушек, но в них совершенно отсутствует та внутренняя трепетность, которой наделены женщины Кипренского.

Романтическую героизацию мы наблюдаем не только в женских портретах Кипренского, но и в творчестве Варнека. В его ранних автопортретах, при всем эгоцентризме и самолюбовании изображенного в них человека, сквозила радость и полнота жизни: поздний автопортрет изображает художника усталым, небрежно одетым. Холодноватые «дневные» тона не скрывают поблекших красок его слегка обрюзгшего лица. Романтизированный образ уступает место прозаической правде жизни.

Романтическое утверждение поэтической цельности заменяется реалистическим взглядом на личность и её общественные связи, взглядом, порой свидетельствующим об опустошенности внутреннего мира самого художника. Характерен для этого времени интересный групповой портрет Кипренского – «Читатели газеты в Неаполе». Портрет типичен для романтизма своим замыслом. В отличие от группового портрета сентиментализма, который изображал обычно членов одной семьи, романтический групповой портрет объединяет единомышленников, связанных, прежде всего духовными узами. Портрет изображает русских или, по другой версии, поляков, читающих в Неаполе статью о революционных событиях в Польше 1830-1831 годов. Контраст между неподвижной сосредоточенностью слушателей и тем внутренним волнением, которое, несомненно, испытывает каждый из них, придает романтическую напряженность «атмосфере» портрета. Несмотря на то, что изображенные сгруппированы очень тесно и буквально «дышат друг другу в лицо», в каждом из них чувствуется какая-то замкнутость, сосредоточенность на своих собственных мыслях. Они не обмениваются ни словом, ни взглядом. Ощущение разъединенности усиливается ещё и подчеркнутой, почти осязаемой пластикой объемной формы, её замкнутостью. В «читателях газеты» хочется видеть не только людей, оторванных от родины в один из самых трагических периодов её истории, но людей последекабристского времени, выросших на гуманистических и просветительских идеалах начала XIX в. и ощутивших своё бессилие и одиночество в новых для них социальных и политических обстоятельствах.

Новая фаза в творчестве Кипренского как портретиста – и не только Кипренского – отразила черты нового, последекабристского периода русской культуры.

Одно из интереснейших, в большей мере самостоятельных областей портрета в это время был портрет карандашный. Как и пастельный, он сменил начинающие выходить из моды: миниатюру на кости и эмали, силуэт и гравюру. Рисунок был самым ярким явлением расцвета камерного, интимного портретного изображения, чрезвычайно распространенного в первой половине столетия. Именно в камерном портрете, где мысль художника развивается свободнее, наиболее непосредственно отразился и типичный для эпохи интерес к миру человеческих чувств, к духовной жизни человека.

Интересны портретные рисунки Орловского, Кипренского, Венецианова, раннего П. Соколова. Среди них бесспорное первенство принадлежит работам Кипренского. Они очень разнообразные по замыслу и выполнению. Здесь есть тщательно разработанные рисунки, приближающиеся, несмотря на отсутствие цвета, по своей законченности, по характеру трактовки образа к портретам, написанным маслом. Таковы например, «Мать с ребёнком» (портрет Прейс) или портрет П. А. Оленина.

Текст: Natalya-51


Поиск по фамилии художника:


Комментарии в альбоме

Последние сверху

Комментариев пока нет