Знакомство с книгой Чаянова позволило Булгакову найти тему для книги, ставшей вершиной его творчества