Галерея Новости Новости искусства со всего мира Джонатан Джонс: Караваджо, найденный на чердаке – подделка Поделиться:

Подписаться на новости искусства



Картина дня

Франц Ксавьер Винтерхальтер - Императрица Евгения



Выставки

Джонатан Джонс: Караваджо, найденный на чердаке – подделка


15/04/2016

ЛОНДОН. “Я прошу прощения, но всё это слишком хорошо, чтобы быть правдой”. С таким заявлением выступил на страницах The Guardian арт-обозреватель издания Джонатан Джонс (Jonathan Jones). Ниже приводим его текст полностью.

“Владельцы старого дома недалеко от Тулузы отважились подняться на свой чердак и нашли там большую пыльную картину . Когда местный антикварный дилер очистил её от грязи, в находке распознали ничто иное, как творение самого великого Микеланджело Меризи да Караваджо.

Тема, конечно, подходит для Караваджо, и написана картина в стиле Караваджо. Библейская героиня Юдифь отрезает голову человека. Олоферн, её жертва, смотрит с ужасом и пытается встать из последних сил, хотя кровь уже струится из раны на шее. Юдифь, кажется, застыла и мечтательно смотрит на нас. Высохшая старая служанка убеждает завершить начатое.

Караваджо уже рисовал Юдифь и Олоферна. Картину можно увидеть в Палаццо Барберини в Риме. В той версии Олоферн также пытается подняться, опираясь на руку. Его открытые глаза полны ужасающего знания о том, что с ним происходит. Юдифь намерена закончить свою кровавую работу. Она хорошая женщина, которая должна сделать плохую вещь — убить этого врага израильтян. Она решительна и непоколебима, а глаза с отвращением смотрят на жертву. Её служанка терпеливо ожидает, когда сможет положить голову Олоферна в сумку.

По сравнению с этим полотном, картина из Тулузы безнадёжна. Безусловно, мы видим блеск и цвет Караваджо, кинематографические световые эффекты, которыми он так славится. Но нет и намёка на психологическую напряженность. Картина из Барберини является визуальным эквивалентом шекспировской трагедии: глубокое образное понимание убийства и совести. Что делает Юдифь из Тулузы? Кажется, что она абстрагировалась от происходящего, задремала прямо во время совершения убийства. Она смотрит в нашу сторону — почему? Караваджо никогда не располагал фигуры людей таким образом. Его точность воспроизведения эмоциональных драм электризует воздух. Но картина из Тулузы совсем не такая.

На картине из Барберини Караваджо передал то, как физически тяжело обезглавить человека, убийство – тяжёлая работа. Это именно то, что в XVII веке делало Юдифь Караваджо особенной. Джентилески, художница XVII века, которая находилась под влиянием Караваджо, написала две собственные версии Юдифи и Олоферна и пошла ещё дальше, подчеркнув материальность убийства. Служанка, молодая, мускулистая женщина, помогает держать Олоферна так, чтобы Юдифи было удобнее сломать ему шею. Джентилески очень точно поняла посыл Караваджо — эта библейская история о женщине, об убийстве человека. Она увидела, как Караваджо передал что убийство грозного мужчины-воина значит для молодой женщины.

Юдифь Джентилески явно вдохновлена Юдифью Караваджо. А что же картина из Тулузы, которая так же датируется XVII веком? Была ли она настолько неудачной для Караваджо, что о ней просто забыли, или это подделка?

Определение авторства Караваджо затруднено из-за его странного места в истории искусства. Он был очень известен, а его мощный стиль вдохновил многих подражателей, от Джентилески до голландских мастеров, таких как Геррит ван Хонтхорст. Эти «караваджисты» работали по всей Европе, распространяя эстетику родоначальника.

Но пока одни боготворили его, другие — ненавидели и осуждали. И не столько за насилие, драки или репутацию гомосексуалиста, сколько за неприкрытый реализм в творчестве. К XVIII веку Караваджо был забыт и вновь открыт и оценён по достоинству только после 1950 года. Именно поэтому, теоретически, найти Караваджо на чердаке можно.

Одно из возможных объяснений авторства картины из Тулузы — она была написана северными последователями Караваджо. Об этом, вероятно, думают некоторые французские эксперты. Художники, которые работали «под Караваджо», не подражали ему так прямо. Они использовали его инновационные световые эффекты, чувственность и острый реализм в меру своих творческих, индивидуальных особенностей. Но это не Караваджо.

Красные драпировки на картине из Тулузы, поза Олоферна — говорят о классическом Караваджо. И все же позы слишком неточны, слишком нереальны, слишком вялы, слишком смущены — в этой работе не чувствуется психологического реализма. Эти люди не ведут себя так, как ведут себя люди Караваджо. Это фундаментальный недостаток. Странная и некрасивая работа.

Мелкие детали часто становятся решающими уликами. Посмотрите на руки Олоферна на картине из Тулузы. Они коричневые и грязные. На первый взгляд, это характерно для Караваджо, потому что он часто рисовал людей с грязными ногтями и грязными ногами, вероятно, показывая их бедность. Но этот художник перестарался. Грязные ногти на руках – да, но грязные руки? Посмотрите на руки Олоферна из Барберини – они гораздо чище. Для меня это выглядит как признак того, что талантливый фальшивомонетчик пытался повторить манеру Караваджо и перестарался. Такие маленькие грубые признаки пронизывают всю картину. Это подделка.”

Анна Сидорова © Gallerix.ru


КОММЕНТАРИИ: 1  

118.04.2016 • Сергей (Гость)

Действительно, мне сразу бросилась ригидность позы модели, изображающую Юдифь и ее совершенно безэмоциональное лицо, хотя Караваджо в этом отношении всегда был щепетилен. И уж совсем поразил ее неуместный взгляд на художника, видимо постоянно требующего что-либо поправить. Картина выглядит диссонансно, а точнее, прикольно: потрясающее техническое мастерство в подражании Караваджо сочетается с абсолютным незнанием художником психологии действующих лиц в сюжете :)



Комментирование недоступно Почему?



Новый абсолютный рекорд для произведений искусства: «Salvator Mundi» продан за 450 миллионов долларов
«Зачарованная поза» - последний фрагмент картины Магритта найден в Брюсселе
Галерея Боргезе создаст новую онлайн-базу данных по Караваджо
Как фотография становится новым лидером инвестиций в искусство
В Берлине открывается музей, посвященный уличному искусству
«Ван Гог. С любовью, Винсент» – фильм, написанный маслом на холсте




«Ленин» взял «Большую книгу»



В Москве объявили тройку лауреатов литературной премии «Большая книга». Первое место занял Лев Данилкин с книгой «Ленин. Пантократор солнечных пылинок». На втором — Сергей Шаргунов с произведением «Катаев: «Погоня за вечной весной«». Третий приз присудили Шамилю Идиатуллину с работой «Город Брежнев»...

12/12/2017 lenta.ru
«Ленин» взял «Большую книгу»